Телефон +380(68) 838 61 57 (АННА)
Адрес г. Киев, ул. Старонаводницкая 4-б
E-mail infozazerkalie@gmail.com
Назад к списку

Стив де Шейзер: «Размышляя о чудесном вопросе»

Источник: Steve de Shazer, «Thinking about the miracle question» 


«Чудесный вопрос в ОРКТ» - это не простой вопрос с готовым ответом вроде «Сколько времени?» - «10:15». Когда его по ошибке принимают за простой вопрос, то у терапевтов как будто появляются представления о том, что клиент должен дать определенный ответ (вроде идеального ответа), а когда клиенты этого не делают – что происходит в большинстве случаев – тогда терапевты утверждают, что «чудесный вопрос» не сработал.


Идея ожидания мешает и терапевту, и клиенту. Конечно, клиент не может дать «того самого» ответа, он может дать «любой» ответ. Чудесный вопрос не задают для того, чтобы получить определенный ответ. Этот «вопрос» предназначен для того, чтобы быть услышанным в ряду других элементов более длинного утверждения, которое является движением к чему-то, о чем спрашивающий побуждает клиента рассказывать в своих ответах.



То есть «чудесный вопрос» - это инструмент, задающий рамку, способ инициировать языковую игру, которая ограничивает и определяет то, о чем клиент и терапевт будут говорить далее.О чем «чудесный вопрос» спрашивает клиента, так это о его/ее желании относительно своей-жизни-после-того-как-проблема-исчезла. И обычно клиенты так и отвечают. Они говорят: «Я почувствую, что с моих плеч свалился груз», «Я выпрыгну из кровати», «Я пойду на работу примерно так же, как обычно, только теперь я захочу на нее идти». И часто бывает, что клиенты в этот же момент начинают говорить о том, как они начинают «чувствовать себя лучше».


"Не заглядываю ли я в себя и не спрашиваю: «Каково верное слово для этого чувства, этого настроения?» 

- И не ясно ли, что мое настроение усиливается, например, благодаря этому заглядыванию в себя?" 

 -- Виттгенштейн, 1982, с. 78е



И действительно, исследуя «улучшившееся самочувствие», упомянутое в первом ответе, изучая все больше деталей и окружающий контекст, кажется, мы усиливаем это «самочувствие». Это напоминает еще об одном высказывании Витгенштейна касательно чувств, которое можно использовать в этой ситуации: 


«Когда вы были счастливы?» Необычный вопрос. Но в нем может быть смысл. Ответ может звучать так: «Всегда, когда я думаю об этом». 

-- Виттгенштейн, 1982, с. 2е




Конечно, одна из терапевтических трудностей – это как помочь клиенту удержать это «улучшившееся самочувствие», или как помочь клиенту понять, как иметь это «улучшившееся самочувствие» в виду, так чтобы он/она не забывала, что ему/ей лучше. Поскольку «улучшившееся самочувствие» обычно мимолетно, особенно в этом начале конструирования решения, терапевт сначала должен подождать – возможно, клиент продолжит делать что-то еще в том же направлении. Если нет, то терапевт задает вопрос, связанный с тем, что сказал клиент: «Свалится груз – хм, и что тогда вы сделаете в итоге?», «После того, как вы вскочите с кровати, что вы будете делать дальше?», «Что поменяется, когда вы придете на работу?» В каждом из случаев, реакция терапевта направлена на то, чтобы помочь клиенту определить больше деталей и начать размешать описания клиентов в более широком, социальном контексте – поскольку, как отмечает Витгенштейн: «Когда речь идет об эмоциях и чувствах, то главный вопрос – «В какого рода контексте они возникают?» (Витгенштейн, 1982б с. 3е)  


Когда клиент представляет себе «улучшенное самочувствие» в более широком ряду ситуаций с различными другими люди, тогда он/она может начать двигаться от «Я способен представить себе, что я чувствую себя лучше» к «Я способен представить, что мне лучше», что возможно и не произошло бы, если бы описание оставалось только в рамках его или ее чувств, поскольку эти чувства слишком сложно удерживать в голове. Конечно, такого рода беседа нормальна: мы бы никогда в действительности не сказали: «Я способен представить…» Мы просто скажем: «Я представляю, что мне лучше», но и это, по всей видимости, развивается постепенно, мягко в более обычную фразу «мне лучше», что является вполне естественным способом разговора. Часто, на самом деле, клиенты соскакивают из сослагательного наклонения («Я бы…») в простое настоящее время. Использование будущего времени в описании чудесного дня встречается достаточно редко.


Многие клиенты считают, что ответить на вопрос, как другие люди смогут узнать, что произошло чудо, проще, чем если вопрос задается о них самих. Возможно это происходит потому, что клиент располагает «улучшившееся самочувствие» в контексте, когда оно обретает смысл: в конце концов, любой «"Внутренний процесс" нуждается во внешних критериях» (Витгенштейн, 1968, № 580), в том числе и «улучшившееся самочувствие». Кажется разумным в данной ситуации, если клиент задает себе подобный вопрос: «Как другие люди будут реагировать на мое улучшившееся самочувствие (после чуда)?» То есть, чтобы составить описание, клиенту нужно представить себе, что он чувствует себя лучше, и в результате, ведет себя по-другому, и, возможно, думает по-другому. Достаточно сложная задача, но многие люди, кажется, с готовностью ее выполняют. 


Таким образом, чудесный вопрос работает совсем не как вопрос. Скорее, это первый ход в этой языковой игре, а когда клиент отвечает, терапевт задает вопрос, который поможет клиенту прояснить и расширить его первоначальный ответ. 

Таким образом, единица анализа: 1) утверждение клиента – 2) ответ терапевта. ("Ответ, который вы получили, дает вам понять, что за вопрос вы задали"). Очевидно, это не та ситуация, в которой клиент глубоко внутри себя содержит ответы, а терапевт выуживает их из него. Скорее здесь ситуация, в которой они вместе конструируют концепт «лучше» и разрабатывают подход, при помощи которого можно достичь этой более желаемой ситуации.


Другая, связанная идея также ограничивает терапевтов и клиентов. Иногда, работая с парами, семьей или группами, терапевты ведут себя так, будто думают, что каждому человеку необходимо получить одинаковое количество времени для ответов. То есть каждому человеку дается возможность описать свои индивидуальные желания в отношении результатов чуда. Это, конечно, имело бы смысл, если бы ответы были бы уже где-то внутри человека. Однако, ответ на чудесный вопрос в реальности конструируется между у частниками, и никто заранее не знает, как будет выглядеть эта картина (Терапевты иногда ведут себя так, словно они забыли, что слушание – это нормальная часть любой беседы).



Описание техники 

 

Чудесный вопрос был разработан в начале 80х годов, с тех пор я использую его практически каждый раз во время первых сессий. 


 Я думаю, что я (мы) изначально ошиблись, назвав его «чудесным вопросом», тогда как он никогда не был просто вопросом. Точнее, его задачей было быстро и просто переместить беседу в будущее, в котором проблемы (приведшие клиента в терапию) разрешились. То есть сам по себе «вопрос» никогда не был так же важен, как ответ клиента. За годы работы с широким кругом клиентских ответов я каким-то образом вроде бы научился наилучшим образом реагировать на их ответы. Частично я научился этому, наблюдая за тем, как Инсу Ким Берг реагирует на ответы своих клиентов. И еще я учился этому, наблюдая, как реакции других терапевтов не приводили к созданию подобной чудесной картины, которую создавали клиенты Инсу. Итак, далее следует набросок схемы, которую я разработал.



Часть первая 


 «У меня странный и, возможно, необычный вопрос, вопрос, который потребует некоторого воображения… 


 [Пауза. Дождитесь сигнала для продолжения спрашивания.] 


 Предположим… 


 [Пауза. Эта пауза позволит клиентам подумать о том, о чем таком странном или сложном, я могу спросить.] 


 После нашего сегодняшнего разговора, вы приходите домой, смотрите телевизор, занимаетесь обычной работой по дому и т.п., а потом ложитесь в кровать и засыпаете… 


 [Пауза. Обычная ежедневная рутина. Ничего необычного.] 


 И, пока вы спите, происходит чудо… 


 [Пауза. Чудо происходит в контексте обычной, повседневной жизни клиента. Эта конструкция позволяет разыграться любой фантазии.] 


 И проблемы, которые привели вас сюда, разрешились, просто разом!... 


 [Пауза. Теперь мы фокусируемся на одном конкретном чуде, которое соотносится с причиной его/ее прихода в терапию.] 


 Но это происходит, пока вы спите, поэтому вы не можете знать, что чудо произошло. 


 [Пауза. Такой ход придуман для того, чтобы клиент мог создать свое чудо без какой-либо связи с проблемой или шагами, которые необходимо было для этого предпринять.] 


Вы проснулись, и а) как вы начнете понимать, что это чудо произошло с вами? Или б) как ваш лучший друг поймет, что с вами произошло чудо?» 


 [Подождите. Терапевт не должен прерывать это молчание. Теперь очередь говорить клиента - очередь отвечать на вопрос. В действительности, если ответ клиента «не-разумный» (с точки зрения терапевта), самым полезным будет продолжать молчать, что дает возможность клиенту «поправить» ответ, чтобы он стал более «разумным».]


 [Многим клиентам, особенно подросткам, бывает проще описать день после чуда с точки зрения других людей. Эта личная перспектива тогда рассматривается во второй части.



Вторая часть


 «А) Как Ваш лучший друг поймет, что с Вами произошло это чудо» или «Б) Как вы поймете, что с Вами произошло это чудо?» 



 Третья часть


 «Когда, по Вашим воспоминаниям, в самый последний раз (возможно, несколько дней, часов или неделей) дела обстояли похожим образом, как в этом дне после чуда?» 


 Четвертая часть


 «На шкале от 0 до 10, когда 10 – это то, как обстоят дела в день после того, как произошло чудо, а 0 – это то, как обстояли дела в момент, когда Вы позвонили назначить встречу, где – на шкале от 0 до 10 – Вы находитесь сейчас?» 


 [Эта «шкала прогресса» разработана, чтобы помочь клиенту и терапевту определить, где находится клиент в отношении его/ее цели в терапии]. 


 «На той же шкале, как вы думаете, что сказал бы Ваш лучший друг – где Вы находитесь?» 

 «На той же шкале, где бы, Вы сказали, Вы находились тогда, когда дела обстояли примерно так, как во время чудесного дня?» 


 Пятая часть


 (Вопрос, с которого начинается вторая и последующая сессии) 

«Итак, что стало лучше?» 


 [«Лучше» - конструкция, разработанная для того, чтобы напомнить терапевту и клиенту, что одна из целей этих последующих сессий – помочь описывать его ситуацию как «улучшающуюся». Когда мы не начинаем последующие сессии с этого вопроса, мы лишаем ценности все предыдущие четыре части.] 


Шестая часть


 («Шкала прогресса») 


 «Помните ту шкалу, где 10 – это день, в который произошло чудо? Сейчас, как бы Вы сказали, где Вы находитесь на шкале?» 


 [Кажется, более полезным спрашивать об этом не напоминая ему/ей о их предыдущей оценке по шкале. Вопрос не стоит задавать следующим образом: «В прошлый раз Вы были на 3, где Вы сейчас?», то клиент скорее всего отвечает «3», а на открытый вопрос - они скорее ответят «более высокой» оценкой, чем на предыдущей сессии.]



«Чудесный вопрос»  - это всего лишь одна из техник ОРКТ и в этой статье прведен всего лишь один чудестный вопрос. Таких вопроов более 100)))). 

Ориентированный на решение подход основывается на поиске и создании решений, а не анализе и поиске причин возникновения проблем. В фокусе внимания находятся решения, надежды, ресурсы, сильные стороны и позитивные исключения. Для решения проблемы совсем не обязательно тратить долгое время на исследование причин ее возникновения. Мы, как и наши клиенты, находим этот подход эффективным, полезным, и полным надежд на изменения, независимо от степени трудностей или выраженности проблем.


#стивдешейзер, #теория, #чудесныйвопрос, #ОРКТ